Репортаж Зубенко Андрея (UT6UE)

 

 Остров Пасхи.

1

Страница: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10]
 

Остров Пасхи

12.12.2010 года в 17.30 мы бросили якорь в бухте Ханга Роа острова Пасхи. Еще на подходе увидели яхту, стоявшую на приличном удалении от берега. Мы пошли к ней. Как ни странно, но все попытки вызвать «Радио Ханга Роа» на подходе к порту оказались безрезультатны. Лишь когда были уже в бухте и искали место для якорной стоянки, нам ответили. Мы дали информацию на английском языке. В ответ нам что-то прохрипели. Я ничего не понял и повторил на испанском: «Яхта «Купава». Флаг Украины. На борту 2 человека. Последний порт -  Хуан Фернандес. Планируем стоять 4 дня». В ответ услышал традиционное: «Спасибо, сэр».

Мы прошли мимо стоявшей на якоре яхты. Это была достаточно большая, футов 40, классических обводов яхта «голова макрели и хвост трески». Она была без флага и без названия. Но чилийский флаг под краспицей, все же, развивался. Это означало, что яхта не из Чили. Яхта стояла далеко от берега, и мы решили найти местечко поближе. Но тут нас вызвали по радио портовые власти и попросили отойти от берега и стать на одной линии с уже стоящей яхтой. Мы отошли немного и бросили якорь. Нас опять вызвали и попросили отойти еще на 20 м. Интересно, как они отмерили эти 20 метров. И тут я увидел небольшой надувной красный буй в конце бухты. Мы были как раз на 20 м за линией буй - окно капитана порта. Это створ, который легко контролировать. Ветер дул с берега. Мы оторвали от дна якорь и попытались сдрейфовать. Но прибойной волной нас несло против ветра. Запустили двигатель и через несколько минут, наконец, стали в нужном месте. GPS показывала координаты:  S27°08,796? W109°26,179. В это время на палубе соседней яхты показался молодой парень. Мы обменялись приветствиями. Следом за ним появилась девушка, которая тоже помахала нам рукой.

Позже, когда мы ныряли в поисках кораллов, мы обнаружили, что это единственное здесь место, пригодное для якорной стоянки. Только здесь дно было песчаное и почти без кораллов. Теперь понятно, почему портовые власти тщательно контролируют место якорной стоянки. И  дело не только в том, что они беспокоятся о сохранности их подводного ландшафта. Это еще вопрос безопасности. В кораллах легко потерять якорь, что у нас чуть не произошло потом.

Первым делом после прибытия уселись за чай. Затем надули тузик, повесили на него мотор, который подарила нам австралийская пара Эоин и Сюзи в Пуэрто Монтт, и приготовились к высадке на берег.  До берега было метров 300 и на веслах нам пришлось бы не сладко. Тем более, при постоянном ветре с берега. Вот уж повод вспомнить Эоина и Сюзи добрым словом.

Высадились в рыбацкой бухте. Это небольшая бухта, глубиной всего около метра. Бухта достаточно хорошо защищена. На подходе лежат две груды камней, которые стали любимым местом серфингистов всего острова. Здесь рождаются большие прибойные волны, которые всегда собирают много людей. В основном, это дети и молодежь. Есть даже девушки. Люди постарше предпочитают каяки для глиссирования по волнам или занимаются греблей на проа.

 Для того, что бы войти в бухту, нужно пройти между этими камнями, обогнуть левым бортом небольшой мыс с маяком и параллельно берегу войти в маленький «порт», в котором кроме десятка рыбацких лодок и лодок дайверов ничего больше и уместиться не может. Такой вход хорошо защищает бухту не только, и не столько, от ветров (ветры почти все время дуют с востока, т.е. с берега), сколько от накатной волны. 

Поперек бухты на высоте 2 метров натянут канат. Это «мертвяк». К нему швартуются лодки, растягиваясь между стенкой и канатом. 

В первый раз, когда мы вошли в бухту, мы ошвартовались прямо у стенки. Как раз там, где ступеньки для высадки пассажиров подходят к самой воде. Швартоваться нам помогали два туриста из Германии. Они подскочили из-за столика в кафе тут же у стенки и были явно заинтересованы нами и шли на контакт. Яхтсмены из далекой Украины им были в диковинку.

Сегодня воскресенье и визит к капитану порта решили перенести  на завтрашнее утро. А пока занялись исследованием окрестностей. Нам не терпелось найти свидетельства того, что мы действительно оказались на том самом острове Пасхи. И свидетельства эти не заставили себя долго искать. Тут же, на выходе из «порта» мы наткнулись на знаменитых истуканов. Да, теперь у нас не было никаких сомнений – мы на острове Пасхи. Находка нас воодушевила, и мы продолжили исследования. Прогулка по берегу принесла еще несколько открытий. Прежде всего, странные фигуры, не похожие на те статуи, которые мы видели раньше на фотографиях.  Одна из них, большая каменная голова, имела явно индейский профиль, и, даже, кажется, была в перьях. Дальше открытия просто посыпались на нас. На берегу, уже на окраине города, в прибойной полосе мы нашли груду камней, с вырезанными на них рисунками. Там были изображения животных, какие-то непонятные профили, которые с разных точек выглядели то лицами, то животными, то загадочными символами, какой-то орнамент.  Не знаю почему, но историчность этих рисунков вызвала у нас большие сомнения. Впрочем, как и историчность многого другого на острове.

Был уже вечер. Солнце зашло вскоре после нашей высадки на берег. В потемках исследовать окрестности было не очень удобно. Поэтому занялись изучением Пасхи «изнутри». Начали с магазинов. И тут же сделали еще одно открытие.  Да, это не континентальное Чили. Это даже не остров Робинзона Крузо. Все очень дорого, непривычно для нас дорого – капуста 2000 песо (900 песо в Пуэрто Монтт. 1 доллар равен примерно 500 песо), картошка – 1500 песо (300 на Робинзона Крузо), лук 1800 песо (900 на Крузо). Пиво вообще начинается от 3 долларов за бутылочку 0,33. Неверное, люди здесь зарабатывают неплохо. Это видно и по машинам на улицах, где достаточно много хороших автомобилей и почти нет старых. При этом особой популярностью пользуются пикапы. Их используют не только для перевозки грузов. В кузовах возят и людей. Мы не раз видели картину, когда пикап с полным кузовом пассажиров, в том числе и детей, проезжал по центральной улице города. Мы немного подкупили пасхальных продуктов и вернулись на яхту.

Вечером нас вызвал на УКВ дежурный офицер и дал прогноз погоды на завтра. Ветер северо-восточный до 10 узлов. Море спокойное. Первая ночь на Пасхи, похоже, позволит нам расслабиться и предаться беседам о таинственном и загадочном этого мира.

На следующее утро встали довольно рано. Первым делом - ремонт нашего тузика. Нужно было заклеить пробоину, которую мы уже клеили один раз еще на острове Робинзона Крузо, в ночь нашего первого телевизионного эфира. Оторвали старую латку и положили новую. После этого спустили лодку на воду, повесили мотор, и сели пить чай с остатками вчерашних блинов. Пили не торопясь, предвкушая интересный день на острове. После чая я выглянул на палубу и с удивлением обнаружил, что наш тузик медленно уплывает от нас в океан. «Отвязался» – с досадой решил я. Как это у нас, прожженных мореманов, мог развязался узел? Позор.  Я готов был броситься за ним вплавь. Юра кинулся заводить дизель, а я на бак поднимать якорь. Но якорь взял мертво. Он зацепился за коралл и надежно «заякорил» нас. Достать его быстро не было никакой возможности. Тогда к якорному концу был привязан кранец вместо буйка и он был выброшен за борт.  Мы уже мчались за тузиком, когда навстречу нам показался катер с дайверами. Они подобрали тузик и уже буксировали его к нам. Тузик был спасен. Спасена и наша репутация – узел оказался цел.  Оборвалась пластиковая ручка в носу лодки для ее переноски, за которую был привязан конец.  Образец китайского «кораблестроения» продолжает поражать нас своим качеством.

 Наконец, мы высадились на берег. Первым делом – формальные вопросы. Плохо говорящий по-английски офицер «обрадовал» нас необходимостью заплатить 170 долларов за какие-то услуги. «Вы платили что-нибудь в Пуэрто Вильямс, когда оформляли вход в страну?» - спросил он. «Да, при оформлении мы заплатили 24 доллара» - и я показал квитанцию об оплате, которую нам выписали в армаде Вильямса. «Это не то. А еще вы что-нибудь платили?» Я почувствовал что-то неладное: «Да, 400 долларов по квитанции, которую нам выписал консул Чили в Ушуайа». О том, что это была оплата за визы, я решил умолчать. «Нет, а на территории Чили? Вы должны заплатить еще 170 долларов за услуги службы охраны здоровья». Это было малоприятное известие. 170 долларов – большой удар по нашему бюджету. «Ладно, позже заплатите через банк. При оформлении отхода предоставите квитанцию» - сказал офицер. Это уже хорошо. У нас появилось время, за которое мы обязательно что-нибудь придумаем.  В остальном процесс оформления занял всего пару минут. У нас забрали бумагу, которую мы получили у капитана порта в ПТО  Монтт и на этом все закончилось.

Дальше была длинная прогулка по Ханга Роа. Народ здесь приветливый. Все улыбаются и при встрече говорят «Hola», т.е. «Привет».  Девушки, после континентального Чили, нам показались просто красавицами. Люди здесь совершенно другие, не похожие на чилийцев. Гораздо крупнее, девушки стройнее и с более тонкими чертами. Они откровенно радовали глаз. Да и весь уклад местной жизни как-то уж сильно отличался от Чилийского. У нас зародились первые сомнения в американском происхождении рапануйцев.

Во время прогулки по городу мы наткнулись на церковь. Это была христианская церковь с распятием над входом. Однако вся она была украшена местным языческим орнаментом. Расписные стены, резные двери. Удивительная комбинация – Христос и языческие символы. Еще больше нас поразило внутреннее убранство. Повсюду те же языческие росписи. Деревянные фигуры святых с птичьими головами и с крыльями за спинами. А те, что и были традиционными, человеческими, обязательно одеты в расписанные местным орнаментом одежды.  Видно было, что христианство здесь было просто вписано в местную веру в духов. И вера эта сегодня не вытеснена христианством. Просто она немножко трансформировалась. Рапануйцы берегут свою культуру, свои традиции. И, даже, христианство не смогло уничтожить их. Языческие символы повсюду в быту. Это и черепа животных на воротах, отгоняющие злых духов, и ритуальные фигурки во дворах и в домах. Христианских же символов нигде кроме церкви (Христос над входом) мы не встречали. При этом рапануйцы – это не дремучие аборигены затерянного острова. Это вполне современные люди, пользующиеся всеми благами цивилизации и ездящие на дорогих автомобилях.

С северной стороны города, не далеко от рыбацкого порта, есть парк Tahai с большим количеством древних ритуальных сооружений и моаи, как называют здесь каменных истуканов. Истуканы, обращенные спиной к морю, непонятные каменные сооружения, какие-то склепы и аккуратно уложенные груды камней. Там были групповые моаи и одиночные. Моаи стояли в ряд на платформе – аху. У подножия аху аккуратно, с четко выдержанным шагом, выложены камни. То, как они уложены, напоминает трибуны перед большой площадкой. Возможно, это и были трибуны для наблюдения за какими-то ритуальными действами. Или танцами. Складывалось впечатление, что представления разыгрывались специально для моаи. И для главных лиц общества, которые размещались у подножия аху на этих трибунах. Но самое удивительное, что мы увидели – это слип. Отлично сделанный, широкий, метров 15 – 20, аккуратно вымощенный камнями. Судя по размерам слипа здесь доставались (или спускались) достаточно большие суда. Для чего он был построен? Что за суда здесь доставались из воды? Или, может, эти суда здесь строили? И все эти постройки не ритуальные, а технологические? Странно, об этом слипе мы ничего раньше не слышали. И в туристических путеводителях о нем ничего не говорится. Почему на него не обращают внимания? По нашему мнению, это не менее интересное сооружение, чем моаи. А, может, и гораздо интереснее.

Некоторые сооружения и загадочные кучи камней, похоже, были созданы уже сегодня. Во всяком случае, мы не могли отделаться от этого ощущения, бродя между ними.

Еще по дороге в парк мы встретили двух женщин. Одна из них, с ребенком на руках, поприветствовала нас: «Amigo». Она еще что-то говорила на своем, рапануйском языке. Как правило, в быту, дома коренные жители не использует испанский язык. Между собой они общаются главным образом на своем древнем языке. Позже, уже в парке, мы встретили ее у лотков с сувенирами. Она вырезала какую-то фигурку на продажу из мягкого вулканического камня.  Женщина не говорила по-английски, но оказалась очень общительной.

 

Страница: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10]

 

"Купава". остров  Пасха
(Для остановки слайда наведите на картинку курсором мышки)

 
 
<BGSOUND='SOUND/Paul_Mauriat_-_02_-_Ave_Maria.mp3'>