Валентин Иванов

Радиолюбитель, член нескольких международных писательских организаций,
публиковался в литературных изданиях многих стран мира


Маразм крепчал, и танки наши быстры...
Валентин Иванов
(кипрская газета «ПОЛКА» №377 от 12.04.2007 г.)

Последние недели СМИ, особенно российские, заполнены материалами о событиях на Украине. Я внимательно их читаю, и все время из головы не выходит фраза Путина, сказанная в начале его президентской карьеры, о том, что возврата к СССР не будет, хотя это и было исторической ошибкой. Это не дословно, а что запомнилось. Важна суть: возврата к СССР не будет. Лукавил, тем не менее, тогда новый Президент России. СССР никогда не распадался. Просто надоело энергичным, молодым партийцам и комсомольским вожакам, да первым секретарям бывших союзных республик, зависеть от маразматиков, заседавших в Политбюро ЦК КПСС, и самим создать себе "партийную кормушку", перековав преданность пролетарским идеалам на орала капиталистического рая. Он как бы юридически распался, а фактически вместо одного большого СССР появились 15 маленьки СССРиков. Самый большой и богатый - Россия, постепенно протрезвел от свалившейся из неоткуда демократии, и все пошло по уродливой псевдосоветской дорожке. За исключением Прибалтийских республик, население которых не было сломлено катком всеобщей уравниловки, и постепенно восстановили европейский образ мышления. А в остальных, уже суверенных государствах, этот СССР никогда не имел периода полураспада, а мутировал вместе с Чернобыльской катастрофой в уродливую форму новой "демократии", не имеющей ничего общего с демократией в том понимании, которая пришла в Европу из далеких времен и славных городов Афин и Рима, очистившись на протяжении веков от ненужной шелухи, впитавшись в кровь европейских народов особой субстанцией, которая утвердила свободу человека и способ его мышления. А все остальное стало инструментом, и одновременно средством защиты этого фундаментального дара - свободы.

А теперь, как говорят на Кавказе, вернемся к нашим баранам. Общаясь со своими знакомыми и друзьями здесь, на Кипре, приехавшими с Украины, и пытаясь понять из их рассказов, что-же там происходит, никак не могу связать концы с концами. Одни за Ющенко, другие за Януковича, третьи за Тимошенко. Пожалуй, три самые популярные политические фигуры на Украине, и такие разные. Я попытался хоть как то разобраться в этой ситуации, так как сам родился на Украине, провел детство в окупированном Днепропетровске, и только в 1946 году десятилетним пацаном уехал в БССР. Забрала меня мать в Минск, которая после демобилизации по решению партии была направлена на работу по возвращению наших соотечественников в СССР из германского плена. А на Украине, в Днепре, остались мои друзья, к которым я часто наведывался, когда повзрослел. Одни жили на востоке Украине, в Донецке, Луганске. Запорожье, другие в центральной части Украины, третьи в западной Украине. Я уже тогда узнал и видел, как гонят в Сибирь "западенцев", бандеровцев, врагов советской власти. Потом познакомился с их родственниками и детьми, услышал прекрасные, дерущие за душу украинские песни из Закарпатья, впервые почувствовал, что украинцы на востоке не понимают украинцев, живущих на западе, а мир шахтеров, с их каторжной и опасной работой, отличался от мира западного хлебопашца и виноградаря. Мне стало обидно - когда разделились эти люди, которые называют себя украинцами? Кто в этом виноват? Для начала проштудировал историческую литературу. В результате усреднения получилось, что территория современной Украины заселена с древнейших времён. Восточнославянские племена, жившие на территории Украины (поляне, северяне, дулебы, волыняне, белые хорваты, уличи, тиверцы, древляне) приняли участие в формировании древнерусской народности, из которой в XIV—XV веках выделились украинцы. Украинский язык принадлежит к восточнославянской группе индоевропейских языков. Как самостоятельная этническая общность украинский народ окончательно сложился в XVI веке. Центрами её формирования стали земли Поднепровья и Галичины. С 17 века украинская народность начала постепенно трансформироваться в нацию после вхождения большей части территории Украины в состав царской России.

Коренной народ Украины — украинцы (согласно последней переписи населения составляют 77,82 % всего населения государства). Кроме украинцев коренным народом Украины центральное украинское законодательство признаёт только крымских татар (0,51 %). Местным законодательством Крыма коренным народом признаются также караимы (1.196 чел.) и крымчаки (406 чел.), а в Закарпатской области - русины. Другими крупными этническими группами населения Украины являются: русские (17,28 %), белорусы (0,57 %), молдаване (0,54 %), болгары (0,42 %), венгры (0,32 %), румыны (0,31 %), поляки (0,30 %). По данным переписи 2001 года, 85,2 % всего населения Украины назвали родным язык своей национальности (в 1979 — 88,5 %). Большинство населения республики (32,6 млн чел.) говорит на украинском языке. Численность украинцев, назвавших родным языком язык своей национальности, превышает 85,2 % (в 1979 — 93,5 %). На украинском языке говорят десятки тысяч русских, большинство поляков, значительная часть чехов, словаков, молдаван, румын и других народов. По перепеси 2001 года, население Украины составляет 48.923,2 тысячи человек. Исторически обусловлено широкое распространение и других языков (преимущественно соседних государств и народов). Крупнейшим из которых является русский язык, который по данным переписи 2001 года назвали родным 29,6 % жителей Украины (в 1979 — 31,3 %), однако по данным многочисленных опросов населения используется в семейном общении до 65 % населения. Украинский язык более распространён в центральной части, на севере и на западе страны, русский — на юге и востоке. В крупных городах востока и юга Украины, а также Киеве заметно преобладание русского языка в ежедневном общении, несмотря на значительную долю населения, указавшего украинский как родной язык. В Украине, особенно в этнически смешанных районах (Закарпатье, Донбасс, юго-западная Одесщина, Крым) распространены явления билингвизма (двуязычия) и полилингвизма (многоязычия). С XVII века формируется особый язык — суржик (смешанный украинско-русский язык), наиболее распространённый на Левобережье, а в восточных и южных областях более распространённый, чем собственно украинский. Кроме того, у носителей других языков на территории Украины русский язык приобретает специфический украинский акцент, основные черты которого характерны также для многих южнорусских наречий.
Большое суверенное государство почти в центре Европы. Член ООН. Границы определны и неприкосновенны. Имеет Конституцию. Смотрим главы, которые помогают формально хоть немного разобраться в том бардаке, который творится на Украине.
Статья 81. Полномочия народных депутатов Украины прекращаются одновременно с прекращением полномочий Верховной Рады Украины.

Полномочия народного депутата Украины прекращаются досрочно в случае:
.......................
6) невхождения народного депутата Украины, избранного от политической партии (избирательного блока политических партий), в состав депутатской фракции этой политической партии (избирательного блока политических партий) или выхода народного депутата Украины из состава такой фракции;

7)....................
В случае невхождения народного депутата Украины, избранного от политической партии (избирательного блока политических партий), в состав депутатской фракции этой политической партии (избирательного блока политических партий) или выхода народного депутата Украины из состава такой фракции его полномочия прекращаются досрочно на основании закона по решению высшего руководящего органа соответствующей политической партии (избирательного блока политических партий) со дня принятия такого решения.
Статья 102. Президент Украины является главой государства и выступает от имени государства.
Президент Украины является гарантом государственного суверенитета, территориальной целостности Украины, соблюдения Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина.
Статья 105. Президент Украины пользуется правом неприкосновенности на время исполнения полномочий.

За посягательство на честь и достоинство Президента Украины виновные лица привлекаются к ответственности на основании закона.

Звание Президента Украины охраняется законом и сохраняется за ним пожизненно, если только Президент Украины не был смещен с поста в порядке импичмента.

Статья 106. Президент Украины:
1) обеспечивает государственную независимость, национальную безопасность и правопреемство государства;
2) обращается с посланиями к народу и с ежегодными и внеочередными посланиями к Верховной Раде Украины о внутреннем и внешнем положении Украины;
3) представляет государство в международных отношениях, осуществляет руководство внешнеполитической деятельностью государства, ведет переговоры и заключает международные договоры Украины;
7) назначает внеочередные выборы в Верховную Раду Украины в сроки, установленные настоящей Конституцией;
8) прекращает полномочия Верховной Рады Украины в случаях, предусмотренных настоящей Конституцией;

Статья 132. Территориальное устройство Украины основывается на принципах единства и целостности государственной территории, сочетания централизации и децентрализации в осуществлении государственной власти, сбалансированности социально-экономического развития регионов, с учетом их исторических, экономических, экологических, географических и демографических особенностей, этнических и культурных традиций.

Статья 133. Систему административно-территориального устройства Украины составляют: Автономная Республика Крым, области, районы, города, районы в городах, поселки и села.
В состав Украины входят: Автономная Республика Крым, Винницкая, Волынская, Днепропетровская, Донецкая, Житомирская, Закарпатская, Запорожская, Ивано-Франковская, Киевская, Кировоградская, Луганская, Львовская, Николаевская, Одесская, Полтавская, Ривненская, Сумская, Тернопольская, Харьковская, Херсонская, Хмельницкая, Черкасская, Черновицкая, Черниговская области, города Киев и Севастополь.

Города Киев и Севастополь имеют специальный статус, который определяется законами Украины.
Теперь о старшем брате - России. Исторически всегда существовали тесные связи между двумя нациями - русскими и украинцами. В составе СССР не было проблем сосуществования двух наций и двух республик, так существовало одно государство СССР. Не стало СССР, появились проблемы. Старший брат не мог отпустить своего младшего брата на вольные хлеба. Кучма был заложником России, и когда в России закончилась, так и не родившись, демократия (а может она и не нужна России?), на Украине набрало силу национальное самосознание, в отличии от России, где его практически нет. Пришедший к власти Президент Путин, невольно стал опорой тех, кто не мог простить Хрущеву передачу Крыма УССР, кто не почувствовал пробуждения национального самосознания украинцев. Тактика публикации писем Нины Андреевой на украинскую тему полностью себя исчерпала, и в ход была пущена тяжелая артиллерия, благо, что на Украине проживает более 17 процентов русских, где оранжевые, под руководством Ющенко и Тимошенко, насильно превращают их в "западенцев" и заставляют их говорить только на украинском языке. Провокационные визиты Лужкова и Рагозина в Крым, неприкрытая поддержка Януковича, наконец, прямое вмешательство в выборы суверенной страны, члена ООН, преждевременное поздравление Януковича Путиным с победой на выборах, да еще два раза подряд - это демократическая Россия? В ход пущено все, чтобы настроить не только обывателя против пособника американцев Ющенко, но и попытаться его отравить. Старый сталинский прием - нет человека, нет проблемы. Поражает тупость российской власти в тонком дипломатическои ремесле. Даже если бы Ющенко, да Тимошенко, эти западенцы, и вправду были американские ставленники, то советский голодомор на Украине в 30-е годы украинцы еще помнили, и для них уж лучше выбрать "американца" Ющенко, чем "москаля" Януковича.

"Оранжевый переворот" напугал российскую элиту своей массовостью и осознанием своей роли в жизни страны. Это стремление было сильнее холодов от недостатка российского газа зимой, который "хохлы", наверно, подворовывали. Но чувство свободы оказалось более горячим и живым, чем холодный российкий газ. Россия проиграла, но была уверена в том, что демократия и свобода без тепла и хлеба, а заводы без топлива, рано или поздно сыграют свою решающую роль, так как бывшие кэгэбисты прекрасно понимали, что за пять-десять лет освоить даже азы демократии невозможно, и рано или поздно украинцы, ведомые Януковичем, заново побратаются со старшим братом. А там можно и западенцев прижать, а то и вовсе отделиться, или воссоединиться.
Трагедия в том, что Украина - это не Белоруссия, или Узбекистан. У одной без России совсем дела хиреть стали, а Узбекистан и другие среднеазиатские страны, бывшие республики, никогда и не были советскими, разве что в фильме "Белое солнце пустыни". Это другой, мусульманский мир, другая цивилизация, другое мироощущение нации. Украина - это крупнейшая христианская европейская страна, и с ней надо было бы, по большому братскому счету, водить дружбу, а не строить козни.
Теперь, дорогой читатель, посмотрим, что происходит в течение двух недель на Украине. Все российские СМИ, Дума, МИД, депутаты в один голос заявляют о неконституционности указа Президента Украины. "Украинцев обучат немецкому языку по правилам НАТО" трубит одна газета. "Луганский суд запретил досрочные парламентские выборы на Украине". Поддерживающие Януковича местные газеты, депутаты Верховной Рады поливают Президента грязью, все молчат. А этого делать нельзя по Конституции (см. выше, статья 105 Конституции Украины). Социалисты и регионалы пугают население, что армия и спецназ разгонят Раду. Все молчат. Янукович с тревогой в голосе предупреждает население Украины, что действия Ющенко могут привести к разделению Украины на две части - западную и восточную.

Выступая в Киеве перед своими сторонниками, Янукович заявляет: «Если будут внеочередные выборы, они должны быть одновременно и парламентскими, и президентскими. Они должны быть в рамках украинских законов. Мы не должны допустить, чтобы кто-то посягал на нашу конституцию», - сказал он. - «Мы должны строить правовое государство". Какая забота о правовом государстве! У здания КС проводят митинг сторонники парламентской коалиции. Митингующие держат флаги Партии регионов, а также плакаты "Давление на Конституционный суд – это преступление", "За национальное единство!". Через громкоговорители на микроавтобусе, который стоит рядом с митингующими, транслируются песни "Идет война народная" и "Аист на крыше". В Петербурге в Таврическом дворце прошло первое пленарное заседание Парламентской ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности стран СНГ. Российский Политолог Борис Вишневский считает,
что "... « вот этот страх перед якобы великой и ужасной организацией НАТО, которое окружило нас со всех сторон и вот-вот начнет нас захватывать и оккупировать, он уже, как мне кажется, вышиб остатки ума у наших политических деятелей. Я не понимаю, почему Запад усиленно превращают во врага России, не понимаю, почему закатывают истерики по поводу вступления тех или иных стран, которые раньше были в Советском Союзе, в НАТО. Это их дело. Не наше дело даже высказываться на эту тему". Тут же последовала.... реакция Москвы (не Лужкова, у него реакция уже исчезла, так как надо писать челобитную Путину, чтобы оставили на третий срок). Кремлевская дипломатия уже отреагировала на решение Вашингтона.

В министерстве иностранных дел Российской федерации заявляют, что подписание президентом США Джорджем Бушем принятого американским Конгрессом закона о поддержке вступления Украины в НАТО не способствует нормализации внутриполитической ситуации на Украине. "Такого рода действия явно не способствуют нормализации внутриполитической ситуации на Украине с учетом того, что вопрос о вступлении в НАТО входил в список тех разногласий, которые послужили одной из причин нынешнего политического кризиса в стране", - заявил представитель МИД РФ Михаил Камынин. Лидер украинской оппозиции Юлии Тимошенко подготовила статью для влиятельного американского журнала Foreign Affairs, который выйдет в свет в конце этого месяца, под названием «Сдержать Россию». Как сообщает газета «Время новостей», главный постулат статьи - как бы ни развивалась Россия, не стоит ожидать, что она утратит свою имперскую сущность. «Запад должен стремиться к созданию противовесов российскому экспансионизму, а не делать все ставки на внутренние реформы в России», - пишет, в частности, Тимошенко. «Если и существует страна, в отношениях с которой европейцам и Западу в целом требуется единая политика, то это Россия», - отмечает Тимошенко. Европа должна сегодня отказаться от любых сепаратных сделок с «Газпромом» и создать «коллективный рынок энергии». Кроме того, Тимошенко предлагает задуматься над применением в отношении «Газпрома» тех же антимонопольных процедур, которые ЕС использует против Microsoft. Тимошенко отмечает, что из-за притока нефтегазовых доходов Кремль утратил «чувство пропорций», то есть приобрел преувеличенное представление о собственной силе. Привести его в чувство способна только скоординированная политика Запада по всем направлениям – от проблем демократии, Чечни и Косово до транзитного протокола к Энергетической хартии, Ирана и поведения в отношении соседей. «Если Россию подтолкнут к тому, чтобы впервые в своей истории сконцентрироваться на развитии собственной территории, это и станет лучшей поддержкой российским реформам», - заключает Тимошенко.


И, наконец, земляки, возьмить в руки Конституцию Украины, и прочитайте указанные выше статьи. Проголосуйте за Новую Раду, где победит Янукович. Социалист Мороз пройдет, если переметнется в Парию регионалов. Потом импичментинируйте Ющенко. Потом выберите президентом Януковича. Потом соединитесь с Россией. Так помаленьку-потихоньку потянутся к Вам бывшие народы СССР, которые ностальгируют, и я вместе с Вами, по бывшему СССР. И вспомните, что сказал один министр правительства господина Президента Путина - России хватит и 50 миллионов, чтобы жить, как в раю со своими богатствами.
А остальные пусть уходят в мир иной. Я не хочу, чтобы мои внучки жили в такой стране. Я думаю, что и Вы тоже. Управлять народом, который состоит из людей, осознавших, что личная свобода и независимость от власти имущих - главное человеческое достижение, нельзя. Ему можно только служить, если народ окажет служаке такую честь. А деньги и миллионеры всегда будут существовать, потому что зависят от Вас, и не могут без вас обойтись.

С разноцветным Майдановским приветом,
Валентин Иванов
19 03 2014


                                                           В О Л К

      

       Арби приоткрыл правый глаз. Уже светало. В  еле заметной расщелине скалы находилась небольшая пещера. Там было тепло и сухо. Холодный утренний горный воздух в нее не проникал  – вход был на уровне груди, и даже опытный глаз охотника не мог различить с расстояния десяти-пятнадцати шагов узкую щель, закрытую  густым кустарником. Это было его убежище. Там Арби хранил боеприпасы, десяток гранат Ф-1,

ящик тротиловых шашек, электродетонаторы, «Муху» с полным боекомплектом, два калаша с подствольниками, сухой паек и, конечно же, его любимую «джамбо» - он ее так назвал, посмотрев еще перед первой войной у своего друга кассету с американским боевиком. Это была снайперская винтовка ручной работы, почти точная копия секретного оружия, которым были вооружены снайперы спецназа русских.

       А попала она к нему  случайно.  Арби служил в ВДВ, год провоевал в Афгане, и после вывода войск, их часть направили в тульскую область. Там соседом по койке в армейской казарме был Петр Самсонов, и они, как-то само собой, подружились. А родом Петр был как раз из Тулы, откуда и призывался. Так получилось, что после призыва, в воинской части, где Арби должен был служить, были еще три чеченца, и первые, самые трудные месяцы службы, были не такие страшные, как для остального молодняка. Они держались особняком от остальных, и первый экзамен «дедов» чеченцы выдержали с честью. Горцы есть горцы, и после того, как старшина их роты попытался заставить Арби почистить  его сапоги, он сделал из физиономии «усатого» – так прозвали  старшину подчиненные – кровавое месиво. Отсидев неделю на губе, он обнаружил, что его друзей-чеченцев разбросали по другим ротам, что бы при любой возможности спровоцировать его на драку. У «усатого» через десять на дембель идти, и он думал на прощанье свести счеты с Арби, тем более, что его нос так и остался кривым после той потасовки. И хоть десантник с кривым носом выглядел более мужественным, в душе он ненавидел чеченца.

        И тут как раз произошла осечка. Когда на Арби навалились дружки старшины и стали ему гнуть сапогами ребра, Петька не выдержал и, разломав табурет о голову «усатого», оставшейся в руках деревянной ножкой раскроил голову Андрюхе, другу старшины. И тут Арби озверел. Он извлек откуда-то из-под лодыжки кривой нож, и, если бы не Петька, служба «усатого» закончилась бы досрочно.

        Так у него появился новый друг. Когда он выходил из губы, «усатый» уже был на  дембеле, а Арби, после этого случая, стали все сторониться.

       После дембеля он несколько дней погостил у Петра, познакомился с его родителями. Отец Петьки работал на оружейном заводе, и не скрывал, что и его сын пойдет по его стопам – профессия оружейников как бы наследственная. Арби тоже любил оружие, а когда Петр рассказал отцу, как его чеченский друг им владеет, разговоры на эту тему продолжались допоздна. У Петькиного отца было много книжек про стрелковое оружие всех стран мира – начиная от кремниевых, до самых совершенных, с лазерными прицелами. А перед самим отъездом Петр свозил его  к своему другу Зосиму, и тот показал то, что сразило Арби наповал. Зосим тоже работал на оружейном, и несколько лет добивался, что бы выпустили опытную партию его, Зосима, снайперских винтовок, которые могут поражать не только живую силу, но и пробивать броню до 2-х сантиметров с расстояния 2 километра. Когда он взял в руки это ружье, он понял, что это недостающая часть его существа.

       С Петром он обменивался поздравительными открытками ко дню ВДВ, по случаю дня рождения и, как водится, с Новым Годом.

       Как-то раз – а  в СССР во всю кипела перестройка – он получил письмо от Петра, в котором, среди прочего, он писал, что на заводе совсем плохо стали зарабатывать, не платят зарплату, а Зосим  спился, и предлагает ему купить ту самую самоделку, при виде которой тогда у чеченца задрожали ноги.

        Арби собрал все деньги, которые у него были, и через неделю был в Туле. На вокзале они с Петром обнялись и тот сообщил ему печальную весть – два назад Зосима похоронили - выпил какой то гадости и отравился. За день до этого происшествия Зосим, как бы предчувствуя беду, сказал Петру, что бы он взял разобранную винтовку к себе домой вместе со 100 патронами, и, в случае чего, продал ее, а деньги отдал матери.

       Как показалось Арби,  Петр изменился.  Видно было, что дела с работой были неважнецкие, у него родился еще один ребенок, жена не работала, и  его друг стал пригублять горькую. Он выложил все, что у него было, оставив на билет до Грозного, и сказал Петру, что это все, что у него есть.

       - Да ты что, Арби! На эти деньги  семье можно год жить. Хватит и половины,  вместе пойдем к его маме и передадим.

       - Петя, если бы у меня было больше денег, я бы все отдал – этому ружью цены нет.

Никакой половины мне не надо.

       Так Арби стал обладателем «Джамбо».

       Во время первой чеченской войны, когда разбомбили дом его родителей в пригороде Грозного и погибли его сестра и мать, Арби с женой, четырьмя детьми и больным отцом, перебрался поближе к горам. Двоюродный брат Салман, служивший в президентской гвардии, помог ему  недорого купить  кирпичный дом в Аргунском ущелье с участком земли, и Арби занялся хозяйством. Старшему сыну Шамилю исполнилось девять лет, в школу он не ходил и помогал ему по хозяйству, а отец, у которого после взрыва снаряда была сильная контузия, ничего не слышал, и как мог, старался помочь сыну.  Их семья не принадлежала ни к одному из многочисленных тейпов, и они  жили обособленно, хоть и имели родственников. От политики он был далек, и хотя он имел опыт афганской войны и был хорошим воином, а Салман не раз уговаривал поступить на службу в президентскую гвардию, Арби отказывался даже говорить на эту тему.

       Он почитал Коран, был истинным мусульманином – и не более того. Все новые идеи, как и поголовное насаждение законов шариата, вызывали в нем досаду. У него был армейский друг Петька, русский, он носил на льняной тесьме алюминиевый крестик с распятым Христом, и у него не было чувства ненависти к нему, да и к русским вообще. Лишь когда российские военные разбомбили его дом, где жили мирные люди, у него внутри стала, как раковая опухоль, расти ненависть к тем, кто убил его мать, сестру и покалечил отца.

       А когда ранним сентябрьским утром десятки мощных орудий и вертолетов стали бомбить Аргунское ущелье, - как раз там, где находилось его селение и его дом, - ему показалось, что пришел конец света. Арби как раз рано утром возвращался из леса, где ставил капканы, и с высоты 100 метров, через редкие деревья, увидел, как разрываются снаряды в селении.  Арби нашел глазами свой дом, он был еще целым. Первым порывом было кинуться вниз, спасать своих отца, детей, жену, хотя нутром он чувствовал, что  помочь им ничем не может. И когда он на бегу поднял глаза, то ужаснулся:  на месте того, что было когда его домом, стоял огромный столб пыли, сквозь которую пробивались красные языки пламени. А когда пыль осела, ничего уже не было. Только зияли две огромные воронки, да развалины..

       И он завыл, протяжно и дико, как смертельно раненный волк, - долго и мучительно, -пока  душивший его ужас выдерживали голосовые связки. А когда они порвались, и он только хрипел, выталкивая легкими кровавую пену, силы покинули его и он без памяти свалился на острые камни.

       Он очнулся уже под вечер, когда опускалось солнце. До него доносился женский плач, какие-то голоса - оттуда, что еще недавно было уютным селением. По дороге, проходящей через село, вереницей тянулись БМП, а в небе рокотал вертолет. Кавалькада медленно двигалась, часто останавливаясь – впереди шли саперы и, видимо, искали мины.       Постепенно сознание возвращалось к Арби, и он уже мог осмыслить все, что произошло этим  ранним  утром.  Хотя он и понимал, что произошло, отчаяние и безысходность завладели им. От этого становилось еще тяжелей. Перед глазами стояла все та же картина – две воронки от бомб или снарядов на том месте, где был его дом.

       Наконец он понял, что это конец. Никакого чуда он не ждал, так как  был воин и сам видел, как превращались в пыль кишлаки афганцев после очередного налета или минометной атаки. Арби просил у Аллаха только одного – что бы  не потерять свой рассудок.

       В селение он не спустился. Он еще раз посмотрел вниз, помолился, и медленно направился в горы – туда, где была его пещера. Она находилась в трех километрах от селения, и эти три километра показались ему вечными, как будто он прошел все круги ада и испытал все страдания, которые даны человеку.

       Когда он, усталый и опустошенный, тяжело перевалился через край щели в скале и свалился на пол, сознание опять покинуло его.

       Молитву Арби, наверно, услышал Аллах. Когда он очнулся, голова работала четко и впервые он беспристрастно оценил свое положение. Кровь его предков звала к мести. Теперь, вместо нежности и любви, участливости и заботы о своих близких, вместо преданности и дружбы, вместо взаимосуществования с прекрасными горами и лесами  - теперь вместо всего этого, в его душе зияла огромная, черная дыра с запекшейся по краям кровью. Его душа ушла к ним, растерзанным смертоносным куском металла, начиненного тротилом, а на земле осталась тело, готовое по его команде также безжалостно и жестоко уничтожать тех, кто убил его семью.

       Арби знал, что началась война, к ней давно готовились и в Чечне, и в России. Зная горы, как свои пять пальцев, он без труда нашел небольшой отряд, численностью не более 30-40 моджахедов. Его сразу узнали, а когда он снял шапку, все сразу замолкли.  Голова у Арби была совершенно седой. Командира отряда он знал лично – он жил в первом доме их селения. Они посмотрели друг другу в глаза, и, упершись лбами, обхватив друг друга за плечи, молча простояли несколько минут.

-         Ну, что Арби, пойдешь в отряд?

-         Нет, Хасан. Я не пойду в отряд. Я не пойду ни в какой другой отряд, Хасан. У меня свои счеты с ними. Единственно, о чем тебя попрошу, дай боеприпасов. Свяжись с Салманом, если есть рация, можешь меня проверить.

-         Что ты, что ты, Арби! Все, что тебе надо, можешь взять в тайниках.

-         Хорошо, Хасан. А сейчас зайдем в блиндаж и я тебе покажу те места, где ты и твои люди могут находится в безопасности. Я здесь все исходил вдоль и поперек в радиусе 50 километров.

Он показал на карте все пещеры и потайные ходы к ним, подземные колодцы и ручьи.

-         Хасан, в этих местах отряд численностью до 50-и моджахедов может находится долгое время. Только помни – ты ведь так же хорошо знаешь эти горы, как и я – держи все в голове, ты командир. Карта - это кусок бумажки, да еще со следами. Доверяй только голове и нюху, Хасан. А все тайники, которые ты мне показал, я уже знаю. Никакой рации мне не надо. Я буду им мстить, как одинокий волк. У меня одна просьба, Хасан: как только будет возможность, найди мне тонкую японскую леску зеленого цвета – не толще нитки,- и сотню самых  дешевых пластмассовых очков, только светлых, и оставь в тайнике возле орлиного гнезда.

       Они попрощались, и Арби исчез в лесу. Ночью он взял с ближайших тайников необходимые боеприпасы, снаряжение, продукты, оружие и утром  стал собираться на охоту. Ружье было давно пристреляно. Он осторожно размотал пропитанные оружейным маслом холстяные куски материи, и не стал разматывать шерстяную ткань с оптического прицела. Протер своего «джамбо», в левый, нагрудный карман своей десантной куртки он положил два бронебойных патрона, а в правый – пару обычных. Он пока не брал с собой специальные патроны, в пулях которых находилось какое-то  взрывчатое вещество. Это было еще одно изобретение Зосима, и он оставил Петру десять таких зарядов. Один   заряд  Арби испытал и убедился, что им можно взорвать склад боеприпасов. На спине  он пристегнул к ремню Макарова, под куртку, а в набедренные кармашки засунул две запасные обоймы. Две Ф-1 находились в обычном месте его десантных штанов.

       Две недели он изучал обстановку, не выходя из леса – сверху было все видно. Бои шли в километрах десяти от его селения,  там разместились военные – никого из жителей в селении не было. Чудом не разрушенный дом использовался под казарму. Слева, на лысой горе, разместился тот самый артиллерийский дивизион, который погубил его семью. Он знал, как никто другой, что в  селении никаких моджахедов не было, так же, как и не было их  в лесу и горах возле его дома. Все мужчины, служившие в советской армии,  давно ушли воевать, а здесь были только старики, женщины и дети. Военные не могли не знать, что в последнем доме жила семья Хасана, полевого командира, доставившего много хлопот военным в Грозном. Но Хасан был в другом месте и давно вывез свою семью. Эта военная операция по разгрому «бандитов» была актом мести Хасану, и «бандитами» в сводках начальников, были старики, женщины и дети.

       Ближайший лес находился в километре от лысой горы и только с северной стороны он немного возвышался над этой каменной лысиной. Это была идеальная позиция для размещения артиллерийского дивизиона и все подступы к нему охранялись. Там же находилась вертолетная площадка, антенны пункта радиосвязи и небольшая вышка, в которой находился снайпер.

       Арби давно подготовил место. На соседних деревьях, в метрах десяти, слева и справа закрепил половинки солнцезащитных очков, а сам расположился на небольшом каменном выступе, который прикрывали вершины деревьев.  Если все пройдет удачно,  то артиллеристам понадобится  не более пяти минут, что бы нанести удар по нему, и этого времени ему как раз хватит для того, что бы скрыться в пещере, которая находилась в метрах 700 от его позиции, рядом с глубокой воронкой от авиабомбы. Там, если поможет Аллах, он отсидится, а пока подъедут на БМП омоновцы – а это займет минут 30-40, - он уже будет далеко.

       Волку нужен был только командир. И он его быстро нашел. Когда он удобно устроился, размотал прицел и прильнул к окуляру, тот сидел за походным  раскладным столиком и читал. Все отдыхали, ожидая  следующего приказа  - нанести удар по такой то  цели. И если бы не пустая вышка, волк завершил бы свою работу досрочно. Но вышка была пуста и это нарушало его тщательно подготовленный план. Он продолжал наблюдение и вдруг замер: в рамке прицела он увидел «усатого» старшину с кривым носом! Он держал под мышкой длинную снайперскую винтовку, поддерживая ее рукой, и направлялся на вышку. Раньше он таких не видел, и автоматически отметил про себя: наверно, за это время изобретение Зосима материализовалось в металле. Значит, будет настоящая охота – подумал Арби. В памяти всплыло лицо «усатого», он почти физически ощутил удары тяжелых сапог, и хоть в таких случаях эти неприятные воспоминания только мешали, он быстро изменил план своих действий. Он не будет его убивать, а только оставит калекой, - если выживет, - что бы никогда не бить ногами лежащего человека.

       И когда «усатый» поднялся на вышку и повернулся боком, что бы что то сказать, первой пулей волк перебил «усатому» две ноги в коленном суставе, и тот сразу уменьшился в росте, а потом упал. Когда командир услышал страшный крик на вышке и поднял голову, вторая пуля снесла ему пол черепа.

       Прошло пять минут, волк уже сидел в своем убежище, а взрывов не было. И только через четыре минуты лес содрогнулся от разрывов мин и снарядов. Десять минут огненный смерч бушевал в лесу. Только дважды рядом разрывались мины от тяжелых минометов, а снаряды дальнобойных орудий, стрелявшие по близлежащим горам, отдавались глухим стоном в его норе. Потом все затихло. Волк ушел, а приехавшие на четырех БМП омоновцы еще долго прочесывали лес.

       Через две недели Арби нашел в тайнике очки и японскую леску, а также короткую записку от Хасана: «7 октября вечером в 19 часов». Он знал, что командир моджахедов хочет с ним встретится.

       Хасан его уже ждал в пещере. Они обнялись.

-         Спасибо, Хасан, за подарок. Как раз такую леску я и хотел получить – в лесу такая растяжка будет почти невидимой.

-         Слушай,Арби. Салман от имени Президента приглашает тебя в его гвардию. Он знает твою историю. Ты не один потерял близких в этой войне.

-         Хасан, передай Салману и Президенту мою благодарность, да поможет им Аллах. Ты же меня знаешь, Хасан. Я простой чеченец и далек от политики. Никуда я записываться не буду. Я буду мстить.  Я сам, в одиночку, буду уничтожать тех, кто из орудий, минометов и вертолета  уничтожил мой дом и мою семью. Тех, кто отдавал этот приказ. И если я не найду того генерала, я убью младшего по званию, кто его выполнял.

-         Хорошо, Арби. Другого ответа от тебя и не ждали. Теперь слушай: ФСБ и армейская контрразведка уже расследует этот случай. Они нашли следы и вышли на твоего друга Петра. Твое досье у них в руках. Такие снайперские винтовки, как у тебя, делают пока поштучно и вооружают снайперов спецназа и ФСБ. Будь осторожен,  за тобой будут охотиться.

-         Тем хладнокровнее я буду их уничтожать. А живым меня никто не возьмет – ты ведь меня знаешь, да,  Хасан? Разве я похож на труса?

-         Да хранит тебя Аллах, Арби.

       Бои в Аргунском ущелье затягивались, части российской армии и  МВД несли потери. Он каждый день насчитывал до десятка-полутора вылетов боевых вертолетов, а дивизион получил новые дальнобойные орудия. Тот лес, в котором он оборудовал свою позицию, был нашпигован противопехотными минами и только нижняя его часть, находящаяся почти у дороги на расстоянии трех километров, была еще свободна от мин.

       Волк пока не рисковал, и выжидал момент, когда к лысой горе прилятят вертолеты или проследуют дальше в глубь ущелья.. Они обычно летели на высоте метров 700-800, так как  здесь  уже начинались предгорья, и только после этого поднимались выше, ограждая себя от «Стингеров». До этого места была как бы безопасная территория, контролируемая войсками, и, главное, без леса, не считая невысокого кустарника, в котором невозможно было спрятаться.

       Он уже установил, что дверь вертолета обычно была открыта, там был выдвижной крупнокалиберный пулемет, и если смотреть на нее  вслед  улетающему вертолету, то можно было увидеть небольшую часть пилотской кабины и  спину пилота. Правда, только тогда, когда там не было солдат или когда дверца  была закрыта. Тогда у него была возможность выбрать позицию на противоположной стороне ущелье, так, что бы находится на одном уровне с вертолетом. Как раз в этом месте они резко уходили вверх и начинали отстреливать тепловые шашки. Тогда, при удаче, он смог рассчитывать на дистанцию в 1000 метров, и у него оставалось только 20 секунд –найти вертолет, прицелиться и произвести выстрел.

       На третий день волку, наконец, повезло. Волк уже слышал глухой рокот лопастей, а по звуку понял, что в воздухе находились несколько машин. Он еще раньше нашел  на склоне горы дерево, которое должно было служить ориентиром. Первым он увидел вертолет, пролетающий над лысой горой, потом услышал прямо над собой звук приближающейся  машины и разрывы пуль крупнокалиберного пулемета и, наконец, увидел третий, летящий  вдоль начинающегося ущелья, вертолет. Его целью была кабина пилота и он уже давно подготовил для этого бронебойный патрон, что бы в случае удачи, повредить панель управления и лишить вертолет возможности совершить вынужденную посадку. 

       Как только волк поймал  цель в крестовину, он увидел пулеметчика, а за ним перегородку кабины пилота. Легкая дверь не была препятствием для его «джамбо» и он выждал еще несколько секунд, пока не показалась дверь. Пулеметчик повернулся корпусом  вправо, освобождая пространство перед дверцей, и волк нажал на курок.

Несколько секунд он наблюдал за салоном, потом вертолет резко стал набирать высоту и, накренившись, стал заваливаться влево, в сторону заминированного леса. Через пятнадцать секунд машина врезалась в склон горы, потом раздался взрыв.

       На этот раз артиллеристы не промедлили – сразу после взрыва вертолета, через две минуты, в лесу стали раздаваться взрывы мин и волк знал – от беспорядочной стрельбы с вертолетов он может пострадать больше, чем от упорядоченного, прицельного огня минометчиков. Он не побежал вверх, а бегом стал спускаться к горному ручью, туда, где была узкая, длинная пещера с запасным выходом. Ему оставалось только закрепить леску растяжки на противоположной стороне расщелины, проползти метров двадцать к запасному выходу, ждать и молить Аллаха, что бы  мина не попала в то место, где находился спасительный выход.

       И на этот раз ему повезло. Беспорядочная стрельба завершилась минут через пятнадцать, он выбрался из укрытия и пошел в горы. А через час то место, где он находился, превратилось в месиво из скальной породы, леса и густого дыма от горящих остатков деревьев. На площади 500 на 3000 метров было безжизненное предгорье, которое обрабатывали 500 килограммовыми бомбами СУ-24.

       Арби ушел в горы, туда, где шли бои. От селения, вернее, от того, что от него осталось, его отделяло три дня пути и 70 километров  горных троп, известных только ему одному. За три дня он израсходовал 5 патронов, незримо помогая моджахедам. Бои завершились и волк опять вернулся к себе. За неделю он обнаружил изменения в своем лесу и горах, и с удовлетворением отметил про себя, что охота за ним продолжается, хотя его стали опасаться еще больше. Лес был заминирован с левой и правой стороны и теперь подойти на расстояние 2 километра до его тайников было трудно. Остатки нескольких домов взорвали, а часть, находившаяся там, съехала. У него было искушение спуститься к тому месту, где находились остатки его дома, но он подавил в себе это чувство. Хорошо, что прах его родных не оскверняют неверные, а их души – а он об этом просил Аллаха каждое утро – на небе и он с ними тоже соединится.

       Артиллерийская часть находилась на прежнем месте, только появились три новые вышки, ходы сообщения полного профиля и несколько блиндажей. Выбрав удобную позицию и расположившись так, что бы солнце стояло у него за спиной, и еще раз все  внимательно  рассмотрел. Он искал место, где находился  склад боеприпасов, и нашел его – в глубокой траншее, прикрытой защитной сеткой. Такую цель поразить было невозможно и только какой-то хитрый способ позволял волку осуществить задуманное. Артиллерийский дивизион работал по далеким целям и, обычно, днем интенсивность огня ослабевала. Арби вычислил, что только ЗИЛ, доставлявший боеприпасы на лысую гору, мог ему помочь. Машина должна подъехать к самому складу, и солдаты будут вручную снимать тяжелые ящики. Это и была его цель.

       Теперь предстояло самое  сложное – найти место, откуда он должен произвести один единственный выстрел. Он понимал, что его обложили практически со всех сторон и только что-то неожиданное и неординарное может спутать карты тех, кто обезопасил себя от его, волка, пули.  Подготовив кусок толстого войлока, что бы закрыть шею и затылок, Арби все это закрыл пуле непроницаемым жилетом  и прикрепил  на спину. Так его не могли обнаружить приборы ночного видения – войлок не пропускал тепло его тела, а бронежилет имел туже температуру, что и окружающий воздух. Перед этим он развесил на деревьях несколько половинок очков и ночью сполз с горы к остаткам дома Хасана. Там он расчистил вход в подвал и нашел наполовину засыпанное остатками кирпича прямоугольное отверстие, служившее для вентиляции и выходившее как на дорогу. С него, под углом градусов 30, он хорошо просматривалась  лысая гора и дорога, по которой должен был подъехать ЗИЛ на позицию артиллеристов. И хотя сама позиция и то место, где находился склад, были закрыты , он прикинул – верхнюю часть кузова, где размещались боеприпасы, он увидит.

       Колонна появилась в 9.45. Впереди шел бронетранспортер, потом два ЗИЛа.  Колонну замыкали два БМП. Арби не предвидел, что будет такое сопровождение, и теперь все зависело от того, как расположатся машины  и когда снайперы найдут отблески очков, и поразят вражеского стрелка. Когда машины остановились, Арби с удовлетворением отметил, что его прогноз оправдался – он видел весь кузов ЗИЛа, кроме колес. Когда машина развернулась и дала задний ход, подъезжая к складу, одна из БМП подъехала к ЗИЛу, полностью перекрывая цель. Волк от досады поморщился – ему оставалось только ждать. И здесь ему помогли его очки. Он видел, как снайпер на крайней вышке произвел выстрел в сторону леса и через некоторое время прогремел залп минометов. БМП стала разворачиваться в сторону дороги и волк увидел кузов, в котором стояли бойцы, подавая ящики со снарядами. Волк нажал на курок и через мгновенье раздался взрыв, а за ним еще один очень мощный. Остатки подвала содрогнулись, с потолка посыпалась пыль и мелкие камни. Взрыв был такой силы, что два БМП и бронетранспортер разлетелись в разные стороны а тот, крайний, объятый пламенем, скатился со склона и уже там, внизу, взорвался.

       Волк хладнокровно разобрал своего «джамбо», аккуратно сложил, замотал оптический прицел шерстяной тканью, потом все замотал, перевязал капроновой веревкой и, на всякий случай, засунул в глубокую щель и присыпал камнями. Теперь ему оставалось ждать только темноты.

       Мощный взрыв на лысой горе заметили сразу и через пятнадцать минут окрестности лысой горы обрабатывала штурмовая авиация и вертолеты. Он знал, скорее, чувствовал, что сюда никто не поедет – ни спецназ, ни МВД, ни ОМОН. Это место было для них проклятым и только бомбы, мины, снаряды и ракеты продолжали превращать в пустыню некогда прекрасные места.

       Когда наступила ночь, волк выбрался из подвала и ушел в горы. С лысой горы вывезли то, что осталось, и больше здесь никто не появлялся. Говорили, что это заколдованное место, и что здесь обитает дух какого-то чеченца, у которого то ли по ошибке, то ли умышленно убили всю семью. И любого, кто здесь окажется, ожидает смерть.
 

free hit counter

 
   
   

Design ЯR Studio 2014

Закажите свой тональный крем.